Единоличница и мизантроп (nikta_julia) wrote,
Единоличница и мизантроп
nikta_julia

Salvatio I : 27-28

Оригинал взят у watchful_shadow в Salvatio I : 27-28
30 апреля, 20:57. Антон М.


Ветер. Очень сильный ветер. Низкие, торопливые тучи, в которых утонул шпиль башни Паноптикум. Эмблему на его вершине видно отовсюду вопреки всем законам физики и оптики. Неважно, что гласят эти законы. Каждый должен видеть эту эмблему. Каждый. Всегда.

Вавилон, самый высокий твой зиккурат достиг-таки неба, и теперь это ты – Небесный Град. Место хрустальных дворцов заняли стеклянные небоскрёбы, неприступная стена твоя – дым, и не имеешь нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, на то есть отражённое в облаках свечение от пожаров и тысяч уличных фонарей. Lepaca Babilim!

Огромная дымная фигура с антропоморфными очертаниями, вздымается над Башней, застилая полнеба. Торжествующе выкидывает вперёд левую руку и совершает ей широкое круговое движение, как будто повелевая самому времени бежать по кругу. Властелин...



– Вот ты где! Эй, что с тобой?.. Ты меня слышишь?
– А? А, да, привет. Извини, засмотрелся. Посмотри на небо.
– Да, похоже, неслабая буря собирается... Слушай, я только что был около выхода на Южный. Автобусов, про которые ты говорил, нигде на площади нет. Выход перекрыт и там толпа «соколов». И, кажется, их всё больше становится, – сказал Виктор.
– Та-ак, – пробормотал Антон, оглядываясь по сторонам. – И вон там их тоже с десяток будет. Что происходит?
– Понятия не имею. Ничего не слышал. Но если что, у нас проблемы. Отсюда особо некуда деваться в принципе.
– Нет, подожди, – звенящим от напряжения голосом ответил Антон. – Вон там в ста метрах – арка, сквозной проход. Если через заборы перемахнём, сможем уйти дальше во дворы.
– Хорошо, пошли... Нет, бежим. Быстро и молча!

Все работники Службы общего контроля, находившиеся на площади, вдруг разом повыхватывали резиновые дубинки и набросились на ничего не подозревавших людей.

30 апреля, 21:00. Саранча


Давно уже Дормин не испытывал такого ликования. Нанося беспорядочные удары налево и направо, он ревел и хохотал, тем громче, чем слышнее были крики его жертв и треск их ломающихся костей. Безудержный хохот прервался, когда он вдруг увидел, как небольшая группа гражданских помоложе пытается оказывать сопротивление наседавшим на них людям в чёрной форме. Заревев как разъярённый кабан, Дормин бросился в самую их гущу, и уже через минуту «соколы» допинывали лежачих.

Шум и крики прорезал треск из множества громкоговорителей, развешанных по всей площади. Затем отовсюду разом послышался властный баритон:

– Внимание! В связи с повышенной угрозой общественных беспорядков Служба общего контроля проводит профилактические мероприятия. Если вы находитесь в зоне профилактики, неукоснительно выполняйте любые приказы офицеров Службы. Если вы подверглись задержанию или физическому воздействию, не пытайтесь сопротивляться. Сопротивление сотрудникам Службы общего контроля составляет уголовное правонарушение. Не пытайтесь скрыться. Подобные действия приравниваются к попыткам сопротивления. Повторяю! В связи с повышенной угрозой общественных беспорядков Служба общего контроля проводит профилактические мероприятия...

Около стены лежали несколько человек – с ними профилактическая работа была, похоже, проведена уже по высшему разряду. Один приподнял окровавленную голову и слабым голосом произнёс:

– Всё... правильно... С нами... иначе нельзя...
– Козёл, – тихо и внятно ответил ему Виктор. Сам-то он пока схлопотал только не слишком сильный удар по рёбрам – вовремя, как говорится, упал на землю и сгруппировался. Кто-то, пробегая мимо, пнул его и побежал дальше.

Где Антон? Они так и не добежали тех спасительных ста метров, их буквально смело стадо перепуганных клерков, за которыми с весёлым гоготом неслась туча чёрной саранчи...

...Чёрт, вон он. Увернулся от одной дубинки, перепрыгнул через другую, летевшую ему по ногам, бежит к злосчастной арке. Туда уже скрылись двое или трое. Похоже, двое «соколов» заметили брешь... Виктор поднимается и тоже бросается бегом. «Соколы» летят ему наперерез.

Какой-то щуплик красиво навернулся через вовремя подставленную ногу Дормина и прелестно шлёпнулся на мостовую всем телом, как выброшенная со второго этажа лягушка. Дормин отвернулся было, но вдруг понял – почуял! – кого именно он только что сбил с ног. Ведь это тот самый, который две ночи назад пытался сопротивляться! Расплывшись в кривой улыбке, верзила подошёл ближе. Лягушонок без особого успеха пытался подняться. Стоп, их же велено брать разом всех четверых. Троих он видел, а кто четвёртый? А, какая разница. Поколебавшись две секунды, Дормин понял, что не может отказать себе в удовольствии, и ухватил дубинку покрепче, сразу двумя руками.

Виктор добежал до арки первым. Ему казалось, что чёрные с палками должны быть ещё далеко, а Антон – совсем рядом, но когда он обернулся, оказалось, что всё наоборот. Последнее, что он успел увидеть, прежде чем его самого сбили с ног, это как над пытающимся подняться Антоном навис верзила в форме и как с деловитой обстоятельностью палача поднял над собой дубинку, чтобы в следующий миг обрушить её на голову своей жертве.

***

И страж у врат искал меня
и все, кто был одной с ним тайны причащён,
глумились надо мной.

лишь на тебя мне уповать, о Горний Свет,
явись и в милосердии своём спаси меня!
Чтобы не стал я частью этой Тьмы;

даруй мне силу видеть и сквозь дым,
сквозь ненависть, и бедствия, и гнёт...
услышь меня...



Конец первой части




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments