Единоличница и мизантроп (nikta_julia) wrote,
Единоличница и мизантроп
nikta_julia

Salvatio I : 24

Оригинал взят у watchful_shadow в Salvatio I : 24
30 апреля, 3:04. Сесиль Бержер


Сесиль проснулась глубокой ночью от нестерпимой жажды и странного и незнакомого ощущения вакуума, будто бы только что образовавшегося где-то поблизости. Несмотря на жажду, она несколько мгновений она лежала неподвижно, не чувствуя ни рук, ни ног, как будто сознание было отдельно, а тело – отдельно, и при первом же ее движеннии, любая связь между ними мгновенно разрушится. Но вот она попробовала пошевелить пальцами рук, а потом и ног, и вскоре вполне удостоверилась, что всё на месте и в функциональном состоянии. По сути, она каждое утро собирала себя по частям таким образом. И каждый раз потом вспоминала, что именно так её учили спать и высыпаться в той прошлой жизни, когда...

Она поднялась. Медленно и аккуратно, всё ещё не до конца убеждённая, что не рассыплется на части от резкого движения. Все остальные обитатели палаты, казалось, спали. Над лежачим больным, у которого была забинтована голова, тускло горела дежурная лампочка. Несколько мгновений Бержер смотрела на капельницу над ним. Потом что-то заставило её подойти к его койке.

Он лежал с открытыми глазами, и они были неподвижны.

На тумбе рядом с ним лежала пластиковая планшетка, оставленная, видимо, кем-то из врачей. Бержер поднесла его к лампе, чтобы разобрать, что там написано: «Крумм, Ионаш. Автоавария, ожоги второй и третьей степени 65% тела...»

Крумм, Ионаш. Что-то знакомое... Водитель. Так зовут её водителя. Это он? Бинты скрывали лицо, видны были только неподвижные глаза и небольшая часть лба.

– Крумм, – окликнула его Бержер. Взгляд остался остекленело неподвижным.

Прикоснувшись к его коже, Сесиль поняла, что та совершенно холодна.

Бержер выскочила в коридор и позвала на помощь. Но ответом был лишь гул труб и гудение немногочисленных ламп. Длинный полутёмный коридор так и остался безучастно пустым. Бержер решительно направилась туда, где, как ей казалось, должна была располагаться – ординаторская? Или как там называется пост, где сидят медсёстры? Короткий освещённый участок, долгая тень, опять работающая лампа, снова тень, открытая дверь, из которой льётся яркий свет, ослепительно белое помещение. Медсестра спит, лёжа на столе, положив голову на скрещённые руки. Запах не оставляет никаких сомнений в том, что именно она пила из опрокинутой алюминиевой кружки рядом с ней.

Бержер со всей силы шарахнула ладонью по столу. Медсестра проснулась и разразилась было руганью, но осеклась, как только сквозь хмельную пелену разглядела, кто перед ней стоит.

– За мной, живо, – тихо приказывает Бержер. Взгляд её настолько страшен, что старая ведьма послушно поднимается и семенит за ней следом. В дверях палаты Бержер указывает на койку Крумма.
– Вы проспали пациента.
– А, что? Ах, жмур? Ну, что поделать, бывает, что и жмур, – бормочет старуха, водя фонариком над глазами Крумма. – Всё, тут уже ничего не поделаешь.
– Вы за это ответите.
– А я-то тут при чём? Вовсе я тут ни при чём, ну помер и помер…

Потом появляется врач и, пожимая плечами, повторяет то же, что сказала медсестра. Крумм мёртв. Его тело застёгивают в пластиковый мешок и увозят. А душа, вероятно, занимает своё место в очереди на перерождение в лучшем на свете Государстве.

Не в силах более заснуть, Сесиль Бержер до рассвета бродит по бесконечным больничным лестницам и коридорам, оглядывая ряды труб и кабелей, тёмные пятна на осыпающихся потолках, считая ступени и бетонные плиты на полу и прислушиваясь к пугающе потусторонним звукам, коими спёртый воздух Дома милосердия им. Св. Антония за столетия пропитался до перенасыщения.

В начало | Предыдущая глава | Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments